Назад

Багдат Мусин о казахском кайдзен и о полицейском с планшетом

02.06.2017 09:21

 АСТАНА. КАЗИНФОРМ - Первый руководитель компании или учреждения должен быть доступен и знаком с интересами потребителя или населения в целом. Такого же принципа придерживается и Багдат Мусин, в прошлом глава Казпочты, а ныне председатель Комитета по правовой статистике и специальным учетам Генеральной прокуратуры РК.

- Ваш переход из Казпочты в Генпрокуратуру был неожиданным для многих, совершенно разная специфика. 
- Меня Генеральный прокурор пригласил как человека, который реализовывал ряд IT-проектов в государственном секторе, для консультации. У него был свой вопрос: как внедрить подобные проекты в прокуратуре. Он спрашивал, как изменяли Казпочту, как проходит трансформация Фонда. Я понял, что он хочет запустить масштабную программу перемен в прокуратуре. И они  должны затронуть систему и тренды,  которые помогали бы в работе прокуроров. Я признался, что далек от правоохранительной системы. Я никогда не имел дела  с правоохранительными органами. И к тому же, если я, как клиент не пользовался  сервисом, то ничего об этом не могу сказать. Единственное, что я, как и любой автолюбитель, сталкивался с сотрудниками дорожной полиции. И отмечу, что если бы акт о нарушении составлялся бы за 5 минут,   то  40% людей, которые предлагают взятки, не стали бы этого делать.  Их подталкивает к этому спешка.

То есть, я успешный человек, я нарушил и признаю свое нарушение, но хочу, чтобы меня быстро оформили, заплатить штраф и поехать дальше. Потому что я не хочу никому «давать». И это стало темой разговора с Генеральным прокурором.  Он дал понять, что необходимо изменить  облик правоохранителей, и в целом,  отношение к ним. А начать надо именно с дорожных полицейских. Если дорожный полицейский будет работать с планшетом,  то это в корне изменит его облик. Это как раз то, к чему мы плавно переходим сегодня - к проекту «Е-штрафы».  И вот, когда мы все это обсудили, он предложил мне работу в генеральной прокуратуре, возглавить комитет. Но я задумался, зачем мне это.  Ведь по большому счету, в Казпочте у меня все было хорошо, меня никто не просил уходить. 

- К тому же у вас была неплохая зарплата.

- Да, была неплохая зарплата, неплохие условия работы, все меня ценили. Я запустил трансформацию и хотел ее завершить. А выйти из Казпочты планировал через три года, но вышел через 2 года и 3 месяца. К себе на прием Жакип Кажманович приглашал меня несколько раз. Ну как не пойдешь к генеральному прокурору? И при таких встречах, он мне как-то сказал: «Помнишь книгу Стива Джобса, когда он уговаривал создателя пепси-колы прийти к нему на работу? Он долгое время его  уговаривал, и как-то встречаясь с ним в очередной раз спросил: «Ты хочешь участвовать в изменении мира или ты будешь дальше продавать газировку?». Что-то подобное он сказал и мне. То есть, или я могу приложить руку к большим изменениям, а именно работать в сфере, которая пока еще мало реформирована, или дальше улучшать перевозку посылок и писем. При этом он сказал: «Я не хочу занизить твою работу, но в целом, дальше посылок она не пойдет». И признаюсь, меня мотивировали проекты, которые мы сейчас разрабатываем и уже запускаем в некоторых городах. Один из таких проектов - «Е-штрафы».

Наш Комитет - хранитель всей базы данных штрафов. И мы должны перенести их на электронные «рельсы». Сейчас в Астане запущен пилотный проект. Уже четыре экипажа работают по новой системе. Полицейский наводит планшет на штрих-код удостоверения личности, и данные выводятся на монитор: кто я, где родился, сколько на меня было ранее оформлено штрафов, есть ли страховка и техосмотр и т.д. Мы также работаем над тем, чтобы была информация и о том, состоит ли человек на нарко - или психиатрическом учете. Потому что водительские права он мог получить, скажем, 10 лет назад, а на учет  нарко-диспансера поставили три года назад. Протоколы тоже должны переходить на видео-фиксации и т.д., однако со временем желательно вообще уйти от заполнения бумажного протокола. Конечно же, дорожный полицейский останется, и он будет следить за безопасностью на дорогах. Проект «Е-штрафы» избавит от бумажной волокиты. Мы также предполагаем, что и погашение штрафов значительно повысится. Потому что оплатить их можно будет уже на месте с помощью банковской карты. Но самая главная задача этого проекта - это формирование цифрового общества. 
null

- Но мы же с Вами понимаем, что среди сотрудников полиции есть и те, кто не может обосновать нарушение на должном уровне, и это сплошь и рядом. Насколько они будут интегрированы в эту систему?

- Конечно, если обращать внимание на все плохое, то можно и не начинать. Я же подхожу к этому иначе. И я верю, что всех сотрудников можно обучить. Ведь они все пользуются смартфонами. И мы даже можем помочь им в их незнании законов. То, что они, например, не помнят то или иное нарушение, они могут тут же посмотреть в том же планшете и предъявить нарушителю. И мы должны понимать, что IQ полицейского - это отдельная тема. Мы не меняем ему мозги с помощью этого устройства. Данный проект не сделает его умным или не коррумпированным. Если он не хочет учиться, то он и не будет этого делать. И также, если он захочет брать взятки, то он будет это делать. Но я хочу отметить, что человек предлагает взятки тогда, когда процесс заполнения того же протокола очень затягивается и непрозрачен. Я тоже водитель, и понимаю, как это происходит, что именно давит на человека. Этот проект в первую очередь направлен на взаимодействие  гражданина с полицейским,  на прозрачность и на скорое решение проблемы. Мы с Асетом Исекешевым договорились, что Астана - это первая ласточка. Столичные полицейские должны показать всей стране, как изменится облик полицейского. И в первую очередь, мы решили запустить этот проект в крупных городах Казахстана, а значит все зависит от акимов. Они же  должны понимать, что я не покупаю им эти планшеты. Хочу уточнить это, потому что многие при обсуждении уже пишут в комментариях, что Комитет сейчас будет закладывать огромный бюджет на покупку гаджетов. Нет, я всего лишь сделал приложение, и запустить мы должны именно его. 

- Уже есть заинтересованность? Кто из акимов пошел на контакт?

- Да, заинтересованность есть. Асет Исекешев уже готов, на днях звонили акимы ЗКО и Актюбинска. И у них есть понимание, что это нужно запускать срочно.
 
- Как Вы думаете, сколько времени необходимо, чтобы система прижилась и заработала по всей стране?

- Я предлагаю нам встретиться через год и подвести итоги. Лично я думаю, что в мае следующего года в Астане, Алматы и других крупных городах нашей страны полицейские уже усвоят эту систему и с успехом будут ее применять. Но год я обещаю вам, а для себя я выставляю срок - до конца текущего года. Потому что нужны «быстрые победы», и  я намерен двигаться дальше.

- О каком сроке идет речь? В Казпочте Вы планировали три года, но планы изменились, как  сказали ранее, уже через 2 года и три месяца.

 - Здесь я планирую два года. Но опять же все зависит от атмосферы в организации, от результата нашей работы. Мы занимаемся не только IT-технологиями, мы намерены изменить облик прокуроров. При этом я не говорю, что они плохие. Население должно воспринимать их другими, более открытыми, доступными. Речь идет о культуре надзорных органов. Должны отсутствовать барьеры. Вот как мы с вами говорим - без барьеров. Такие же отношения должны быть у населения с прокурорами. 

- О вас узнали, когда Вы, будучи на должности руководителя Казпочты, пошли сами разносить письма. А на этой должности Вы пробовали лично проверить, как работают ваши нововведения?


- Конечно. Мы уже катались с сотрудниками дорожной полиции, когда ввели проект «Е-штрафы». Когда мы запускали пилотный проект в ДВД, я тоже принимал участие и изучал. Как оказалось, люди ходят в основном в РОВД не для участия в следственных делах,  а для регистрации иностранцев. И буквально на днях, обсуждая это с Премьер-Министром, я предложил, что и эту работу нужно переводить в ЦОН. Речь идет о трудовых мигрантах. Это тоже наши люди, они здесь работают. И когда они уезжают к себе, они рассказывают о своих впечатлениях,  как они долго регистрируются по приезду. Они же не видят ЦОНы. ЦОНы видят только казахстанцы, а нужно, чтобы видели и иностранцы. Кстати, здесь и помогают клиентские ощущения. Основатель Amazon Джефф Безос считает, что если ты не знаешь ощущения своих клиентов, то ты строишь не вечный бизнес.

- А как Вы считаете, первый руководитель должен лично проверять работу своих подчиненных в качестве клиента?

- 100%. Почему японский автопром буквально съел американский рынок. Потому что они использовали принцип кайдзена. В производстве не бывает мелочей. У них есть понятие по кайдзену - Гемба. Это когда любой начальник раз в неделю, и это по должностной инструкции, обязан посетить производство и лично видеть, как это работает. У нас, к сожалению, это превращается в пиар. 

- А не говорит ли это о том, что первый руководитель не умеет руководить и ставить задачу перед подчиненными?

- По Toyota можно сказать, что первый руководитель не умеет руководить? Это принципы менеджмента. Если ты не знаешь, как работает твоя компания, то твой бизнес обречен. И если начальник чувствует себя большим начальником и не общается с простым человеком, то я считаю, что такой бизнес работать не будет. 

- Автор книги «Пять пороков команды» Патрик Ленсиони одним из критериев построения коллектива назвал требовательность руководителя и отсутствие страха идти на конфликт. Какой вы руководитель?

- Страха перед конфликтом точно нет. Но говоря, какой я руководитель, или какой у меня стиль: да, у меня есть эмоции, как и у любого другого человека. Я люблю быстро принимать решения. Потому что сегодня время бежит быстро и оно быстрее, чем 10 или 20 лет назад. И не реагируя на определенные моменты быстро, рискуешь потерять свой бизнес. В государственных органах - тоже самое. 

- То есть Вы требовательны к сотрудникам?

- Очень требователен.

- И можете позволить себе повысить голос?

- Бывает. Но я считаю, что мы все время друг друга воспитываем. И сразу предупреждаю коллектив, что если я повысил голос, то это не потому что мне хочется орать на человека. Я просто эмоционален. И всегда говорю, если я где может даже обидел или оскорбил человека, заходите и говорите. Я извинюсь. С этим проблем нет. 

- Давайте вернемся к Вашим проектам. Какие еще нововведения готовите или уже реализовываете?

- Еще есть проект электронного уголовного дела. Собственно, этот проект  мотивировал меня прийти в Генпрокуратуру. Вы знаете, что в госучреждениях запретили смартфоны. То есть вроде бы мы хотим внедрить современные технологии, но при этом пользоваться гаджетами нельзя. Я считаю, что сейчас это надо пересмотреть. А в рамках последнего послания Президента, система должна работать по-другому. И сейчас при данном запрете госслужащие становятся не цифровыми, но при этом мы хотим цифровое государство. Проект электронного уголовного дела позволит истребить фальсификацию. То есть, к примеру, вас допросили следователи, а через некоторое время показания на бумаге потерялись или мы с вами договорились и его переписали. Чтобы  исключить такого рода риски, мы создаем информационную систему. Проект сейчас на стадии завершения. 15 июня мы планируем пилот в Жамбылской области. Такая же система работает сейчас в проекте «Е-нотариат», несмотря на то, что нотариусы возмущались. Отсутствие «Е-нотариата» позволяло им делать свою работу задним числом. И такие проекты призваны в первую очередь бороться с фальсификацией. Проект электронного уголовного дела также будет помогать следователям. Я говорил с ними. И как выяснилось, раньше, прежде чем запросить информацию по тому или иному человеку, который фигурирует в уголовном деле, уходило много времени. Эти данные нужно искать на бумаге, очень долго ждать. Когда при электронном уголовном деле, он может это сделать сам и за короткое время. Но это уже не приложение. Это большая система.

- Сейчас уже работает еще один ваш проект - «Qamqor». Он направлен на защиту предпринимателей. Как он действует в сфере бизнеса?

- «Qamqor» также работает над искоренением коррупции, чтобы не было неплановых проверок, возможностей заплатить и договориться. И теперь прежде чем проверять, предприниматель получает уведомление.

 - А вы считаете это правильно предупреждать бизнес? Ведь к проверке тех недочетов или нарушений может и не быть.

 - Да, это правильно. Мы на днях столкнулись, с тем, что, оказывается, малому бизнесу не дают работать, пугая их пожарными или сотрудниками СЭС. Поверьте, нарушения со стороны бизнеса тоже не останутся в стороне. В этом же приложении можно ознакомиться с полным описанием предстоящей проверки -  проверяющий орган, ФИО проверяющего, а также тип, предмет и срок проверки. Также в приложении есть онлайн-консультант и составлены часто задаваемые вопросы и готовые ответы на них. Также  у нас на официальном сайте, есть «Карта проверок предпринимаетелей», где уже каждый желающий может посмотреть результаты проверки того или иного субъекта или объекта, причину проверки и ее итоги. Например, можно навести на заведение, и уже высвечивается комментарий, мол, нарушены такие-то нормы или оштрафован за то-то. Мы уже рассматриваем введение рискоориентированного анализа. И прежде чем идти с проверкой в заведение, бизнес будет мониториться. С одной жалобой проверять не пойдут. Потому что люди разные бывают.

К примеру, мне не понравилось в этом кафе, я написал жалобу, чтобы испортить настроение предпринимателю. Каждая проверка будет обоснована анализом.  Реализовывая такие проекты, мы говорим не только о том, что должны измениться только госучреждения, это касается и простых граждан. 

- У ваших проектов грандиозные планы. Как Вы считаете, какой срок необходим для того, чтобы стать, наконец, цифровым государством?

- Если правительство проявит усилие,  то человек уже через пять лет может на себе ощутить новую систему.

 - А Вы думаете, общество легко примет эти нововведения? Зачастую, для того, чтобы измениться нам мешает наша национальная особенность: желание остаться в хороших отношениях или же лучше договориться, чем что-то доказать.


 - Я уверен. Мы же привыкли к ЦОНам, привыкнем и к цифровой системе. Нужно уметь продавать, довести до людей, научить. Почему мы покупаем кофе или ходим в кафе? Потому что красивая упаковка, хорошее обслуживание. Идею надо правильно преподносить. Для этого необходимо с большой ответственностью подойти к реализации поставленных Главой государства задач. 

Поделиться в Whatsapp

Оставить комментарий


Казинформ