Назад

Режиссер из Москвы Гульназ Балпеисова: Я хочу получать опыт и делиться им с Казахстаном

01.09.2017 10:03

АСТАНА. КАЗИНФОРМ - В августе текущего года известный режиссер из Москвы Гульназ Балпеисова поставила в Астане спектакль «Горе от ума». В интервью корреспонденту МИА «Казинформ» режиссер Московского государственного академического театра им. Евгения Вахтангова поделилась своими впечатлениями от встречи с казахстанскими зрителями и своим видением перспектив  наших театров.

- Поделитесь вашими впечатлениями от постановки спектакля в Астане. Удалось ли, по-вашему мнению, донести главную идею до зрителей?

- Думаю, да. По правде говоря, северный зритель - интересный зритель. Он вдумчивый, тихий, и в достаточной степени «холодный». Алматинские зрители более теплые, живые, по-южному темпераментные. Они более щедры на эмоции, но с другой стороны, мне нравится эта вдумчивость. Я увидела свой финал, но он был сродни репетициям - в Алматы аплодировали через каждые 5 минут, и сильно радовались всему, что происходит на сцене. Здесь же зрители на все реагируют тихо, но при этом на все очень внимательно смотрят. Они полностью сконцентрированы на происходящем и стараются не отвлекаться. Такое внимание дорого стоит, и это было очень приятно.

- Расскажите непосредственно о подготовке к спектаклю. С какими трудностями столкнулись в процессе?

- Здесь у нас был один день для подготовки, как таковых сложностей не было. В «Астана Балете» очень хорошая и адекватная команда. Во время самой репетиции сложности были немного другого характера, они имели отношение непосредственно к самой труппе. У нас была довольно длительная «война», возможно, причиной тому стало долгое проживание вместе. Это аналогично семейным отношениям, когда при совместном быте выявляются все достоинства и недостатки.

- Поделитесь дальнейшими творческими планами. Какие постановки являются приоритетом в ближайшей перспективе?

- Наша следующая постановка должна быть в Вахтанговском театре по новелле Стефана Цвейга «Лепорелла». Ее будут ставить 4 режиссера, потому что будут поставлены 4 новеллы и 1 спектакль. «Вечер Цвейга» - наверное, так будет звучать пока рабочее название спектакля.

- Давайте поговорим немного о творческом процессе. Вы еще очень молоды для режиссера, каким образом компенсируете возможный недостаток опыта?

- Я 5 лет проработала в Вахтанговском театре в качестве ассистента главного художественного руководителя, Римаса Владимировича Туминаса. Это имя мировой величины. Вахтанговский театр на данный момент является одним из лучших театров в Москве. Это легендарное место, где работают Этуш, Аксакова, служил Яковлев. Уже со второго курса я работала ассистентом Римаса Владимировича и других известных театралов. Потому, не могу согласиться с понятием «нехватка опыта». Ведь на протяжении достаточно долгого времени я была «серым кардиналом», который знает все подводные камни театрального производства. Как правило, зрители видят лишь романтический ореол, которым окружено театральное действо. Они поаплодируют, поплачут и пойдут домой. Между тем, за любой постановкой стоят стоптанные до крови ноги артистов балета и прочие нюансы. Закулисная жизнь - она достаточно сложная и разнообразная. Она дико интересная,  театр для меня - это целая жизнь.

- Как правило, творческим людям для генерации идей необходима определенная обстановка. Какая обстановка нужна Вам, как происходит этот самый процесс?

- Это достаточно индивидуальный момент для каждого художника. Я считаю, ты и являешься художником, потому что работаешь по другому. Какого-то определенного пути нету. Могу сказать только то, что у меня творческий процесс проходит мучительно. Это муки сомнений, я все время себя «съедаю», все время не покидает ощущение неполноты знаний. Если я берусь за какой-то материал, то мне нужно прочитать и изучить о нем все. И это лишь один из элементов процесса, который можно объяснить. Все остальное - необъяснимо словами. К слову, я занимаюсь только классикой, потому что, как всегда говорит Римас Владимирович, только на нее и можно опереться. Она сильнее и мудрее нас. Поэтому я не могу сейчас опереться на более современный формат. У классических авторов все время чему-то учишься, сходишь вместе с ними с ума. Они приходят к тебе ночью и требуют, чтобы ты так жил. У всех этот процесс происходит по-разному, но у меня это случается вот так (смеется). Каждый автор «беседует» с тобой, диктует определенное количество энциклопедий, которые ты должен постигнуть. Вместе с этим процессом ты меняешься и сам.

- «Беседуют» ли с вами казахстанские авторы? В частности, какие произведения наших авторов Вы могли и хотели бы поставить в будущем?

- В школе я очень сильно любила казахскую литературу. Я очень хочу поставить Есенберлина, его произведение «Кочевники». Возможно, «Жестокий век» Калашникова. Ведь именно историческими произведениями всегда славилась казахская литература.

- Давайте поговорим о более меркантильной составляющей театра - о деньгах. Насколько в наше время прибыльна профессия  театрального работника, режиссера в частности?

- Я не могу вам ответить однозначно. За моими плечами три неоконченных и одно оконченное образования. Во-первых, я художник по образованию, во-вторых - актриса. Кроме того, я театральный критик и режиссер. Каждый раз, когда я уходила, я поступала в новый институт. Это происходило по той причине, что меня все время интересовал только один вопрос: могу ли я заниматься этим всю жизнь? Касательно вашего вопроса, хочу спросить вас: готовы ли вы приходить на работу, если вам за нее не будут платить? А я пойду. В режиссеры ты или идешь, или не идешь. Вне зависимости от оплаты. Скажу вам так: профессионалы всегда был в цене. Если ты будешь профессионалом своего дела, ты не будешь голодать. Театру всегда приходилось тяжело. Но обращаться к культуре нужно, и надо ей помогать, помимо всего прочего. Если мы поймем, для чего нужно искусство, мы не будем болеть. Мы будем духовно обогащаться. Мы будем радоваться, в душе будет происходить своего рода катарсис. Культурное обогащение нужно регулярно чем-то подпитывать. Прошу заметить, что театр приезжает и к детям-сиротам, и к людям с ограниченными возможностями, и к заключенным.   
- Вы успели познакомиться с алматинскими и астанинскими зрителями. Насколько сегодня востребован театр в Казахстане? И какое будущее у казахстанского театра, по-вашему мнению?

- Все дело в том, что это будущее зависит только от нас самих. Как я уже говорила, театр нужно поддерживать, хотя бы потому, что хороший вкус прививается только хорошими делами.

- Предлагаю поговорить о вашем будущем. Не собираетесь ли переезжать в Казахстан и содействовать развитию местного театра? Ваш опыт мог бы сильно здесь пригодиться.

- Режиссер - сама по себе не стационарная профессия. Они приезжают и уезжают. Летом я выпустила спектакль в Будапеште, куда полетела после постановки в Алматы. Знаете, у меня всегда была мечта быть человеком мира, и кажется, она начинает воплощаться в жизнь. Я буду счастлива приезжать сюда раз в год и ставить спектакли, благо недостатка в предложениях нет. На стационарной основе я работаю в Вахтанговском театре, и меня там все полностью устраивает. Мне нужно быть там, где театральная жизнь бурлит - это как раз то место, и тот город. Для того, чтобы я могла показывать очень хорошие результаты, приезжая сюда, мне также нужно беспрестанно развиваться. Понимаете, если я перееду сюда насовсем сейчас, то я и останусь на своем нынешнем уровне. И передать я смогу в этом случае только тот опыт, который есть у меня сейчас. А так я смогу отдавать больше, ведь получая новый международный опыт, я буду передавать его и сюда. Чувствуете дуновение ветра? Он легкий и свободно перемещается. И он затихает только тогда, когда пожелает сам. Такими должны быть и мы. Я пока не учитель, а ученик. В тот момент, когда я смогу называть себя учителем, я возможно и перейду к более оседлому образу жизни, и буду делиться опытом на месте.

- Спасибо за беседу!

Поделиться в Whatsapp

Оставить комментарий


Казинформ